Мы привыкли читать Набокова как непростую для восприятия литературу. Набоков — сложный писатель, в его произведениях сложно все: язык, структура повествования, образные формы и характеры его героев. Пнин стоит отдельно в ряду его романов.

Не то чтобы Пнин – это не Набоков, вовсе нет, но это другой Набоков, которого мы как будто и не знаем совсем. Пнин – это как если бы мы вдруг снова стали детьми, не обученными цинизму и сарказму и смотрим на этот мир исполненными недоумениями глазами. Пнин – это гимн одиночеству и потерянности человека в мире, но одиночеству светлому, в самой своей незащищенности абсолютно неуязвимому. Следите за белкой.

Обложка первого издания, 1957 г.