Если когда-нибудь появится музей садоводства XX века, Кифтсгейт Корт станет одним из лучших его «экспонатов». Этот сад вобрал в себя судьбу трех его создательниц, трех поколений английской семьи.

В Белом «утопленном» садике каждый год расцветает роза Heather Muir — в память о женщине, которая заложила Кифтсгейт Корт.

Ее дочь Дайэни Бинни и внучка Энн Чамберс продолжили дело своей мамы и бабушки. Историю о том, как женские руки (не без мужской помощи, конечно) могут облагородить продуваемый всеми ветрами холм, за чашкой чая рассказал муж Энн Чамберс Джонни.

Планировка сада просто обязана была учитывать географические особенности этой местности — мы находимся на границе резкого изменения рельефа Котсволдса. Мы не могли делать длинные большие висты, как во многих других садах: крутой склон быстро свел бы все наши усилия на нет. Но в любом недостатке всегда заключено преимущество. Наш сад разбит на двух уровнях.

Верхний — вокруг дома, нижний — у подножия обрыва. С разных точек открываются очень красивые виды вниз на поле и лес, на холмы вдалеке. Сам дом был построен около 1880 года. А сад был заложен примерно через 40 лет бабушкой моей жены Энн, Хизер Мур, спустя год после того, как они с мужем купили Кифтсгейт Корт. Тогда была разбита только верхняя часть сада. Джонни Джонсон, создатель знаменитого Хидкот Мэнор по соседству, помогал Хизер добрыми советами и поддерживал ее. Она же разработала основные колористические схемы.

С одной стороны дома у нас Белый сад с вкраплениями розовых и лиловых тонов, желтый бор¬дюр с синими и бронзовыми пятнами. Там же розовый сад, в котором смешаны белые и красные оттенки. В 30-х годах прошлого века укрепили и террасировали склоны. А нижний сад и полукруглый плавательный бассейн внизу были сделаны в конце 50-х — начале 60-х, когда сад перешел в управление Энн, Дайэни Бинни. Она продолжила за ним ухаживать, наполнила посадками нижние террасы, переделала Белый садик наверху. Мы с Энн переехали сюда в 80-х. Нам не довелось изучать садоводство профес¬сионально: в нашей семье знания передава¬лись «из рук в руки». Мы учились в процессе работы на наших собственных ошибках.

Каждое поколение привносит в сад что-то свое. Мы с женой расчистили склоны и украсили их крайне необычными для Котсволдса эхиумами, агавами, бананами, пуйями. Эта идея пришла нам в голову, когда мы отдыхали на Сицилии. Теперь, если смотреть снизу от бассейна вверх на дом, кажется, что находишься в средиземноморском саду у итальянской виллы. А в верхнем саду мы переделали старый теннисный корт в современный довольно минимали-стичный сад.

Кифтсгейт — традиционный английский сад. Он требует постоянного ухода, и очень трудно найти время, чтобы просто пройтись и насладиться им как следует. Всегда замечаешь, что и где нужно еще сделать: прополоть, обрезать листву. Что-то выбивается из цветовой гаммы, что-то вырастает чересчур крупным. Трудно отрешиться от всего этого и быть действительно объективным по отношению к своему собственному творению... устроиться в кресле и понаблюдать за ним. На полпути вниз по склону стоит беседка, из которой открывается чудесный вид через нижний сад на холмы вдалеке. Я всегда думал: «Сяду там вечером с бокалом вина...» Прошло несколько лет, прежде чем я сумел найти на это время.

В нашем новом водном саду вообще нет цветов. К его созданию мы подошли именно с дизайнерской точки зрения. Теперь на месте старого теннисного корта — тихий уединенный садик, где мы действительно можем присесть и помедитировать. Он сильно контрастирует с другими участками Кифтсгейта, и это здорово.

Ведь секрет успешного дизайна — в сюрпризе. Когда вы не видите все сразу, а, повернув за угол, встречаете что-то неожиданное, что полностью захватывает ваше внимание.

Материал подготовлен совместно с журналом Садовник.

Текст: Сергей Калякин

Фото: Анна Бершадская, Сергей Калякин, Олег Кулагин, Татьяна Шкондина