Если удаляться от Москвы по Горьковскому или Щелковскому шоссе, через 35 километров встретится усадьба Глинки. Это одно из старейших подмосковных имений, заложенное еще в первой половине XVIII века Яковом Брюсом, потомком древнего шотландского королевского рода.

Персона Якова Брюса еще в годы его жизни привлекала к себе недюжинное внимание и до сих пор остается крайне притягательной для изучения. Некоторые источники величают Брюса «русским Фаустом», что придает еще большей таинственности его имени, и без того окутанному легендами и слухами.

Предки Брюса бежали из Британии, спасаясь от террора Кромвеля, и сам Яков родился уже в Москве. В ранние годы проявились его фантастические интеллектуальные способности: в 14 лет он говорил на трех языках, хорошо разбирался в математике и астрономии, в 16 лет поступил в Потешные полки Петра Великого, где семимильными шагами поднимался по карьерной лестнице и вскоре стал фаворитом и сподвижником императора. В течение жизни Брюс овладел еще тремя языками, составил русско-голландский и голландско-русский словарь, первый русский учебник по геометрии, «Карту земель от Москвы до Малой Азии», уникальный «Брюсов календарь» с предсказаниями на века вперед и много других трудов, которые по тем временам были настоящим научным прорывом. Яков Брюс считался одним из самых образованных людей тех лет, но, что изумительно, все знания он получил путем самообразования. Поэтому неудивительно, что его феномен спровоцировал столько людских толков, в большинстве своем совпадающих во мнении, что Брюс — настоящий колдун. Его считали алхимиком и чернокнижником, утверждали, что видели летающим на железном драконе, говорили, что он летом заморозил пруд и катался по нему на коньках. По одной легенде, Яков создал служанку-робота — механическую девушку неземной красоты, которая исполняла всю работу по дому. Брюсу приписывали изобретение эликсира бессмертия и уверяли, что все эксперименты, его касающиеся, «маг» проводил на себе.

Вот уже несколько столетий мечты и чаяния многих, кто увлекается мистикой, занимает так называемая книга Брюса, которой, если верить молве, когда-то владел сам царь Соломон. Эта книга считается одной из главнейших загадок Якова Брюса. Вот что о ней писал беллетрист Павел Иванович Богатырев: «У Брюса была такая книга, которая открывала ему все тайны, и он мог посредством этой книги узнать, что находится на любом месте в земле, мог сказать, у кого что где спрятано... Книгу эту достать нельзя: она никому в руки не дается и находится в таинственной комнате в Сухаревой башни, куда никто не решается войти». Однако, после смерти «алхимика», книгу пыталась отыскать сначала Екатерина I, а затем и Сталин, но поиски не увенчались успехом. Сам же Брюс утверждал, что никакой магической книги у него не было, разве что безобидная «Философия мистики».

Если суммировать все заслуги Брюса перед государством Российским, покажется, что это фантастически много для одного человека. В свое время Яков Вилимович принимал участие в создании регулярной армии и серьезнейших сражениях кампаний Петра I. В период Северной войны он перестраивал русскую артиллерию, буквально заново создав этот род войск в России, что незамедлительно принесло плоды: во время важнейшей Полтавской битвы артиллерия блестяще справилась со своей задачей. За такую службу Петр I одарил своего соратника орденом Андрея Первозванного, сделав его первым кавалером главной награды империи. Подпись Брюса стоит под Ништадтским мирным договором, завершившим Северную войну на выгодных для России условиях. Помимо всего прочего, Брюс многократно выполнял дипломатические миссии, выступил руководителем российской делегации на мирных переговорах в рамках Аландского конгресса. Брюс стал первым российским ученым, работавшим с Исааком Ньютоном (1698 год). Он создал в России цифирные, пушкарские, фортификационные, артиллерийские, инженерные школы. В мае 1701 года при его активном участии открылась математическая навигацкая школа в Сухаревой башне, в декабре 1725 года — Российская академия наук в Петербурге.

О личности Якова Брюса можно говорить и говорить. Сомнению не подлежит тот факт, что это был самоотверженный и незаурядный человек, благодаря которому наше государство обрело солидную репутацию на мировой арене и получило плодородную почву для внутреннего развития. К тому же фаворит императора окружил очаровательным мистическим ореолом свое последнее пристанище, столь любимую им усадьбу Глинки. До сих пор это место считается аномальным, что можно почувствовать уже у самых ворот. «Нас встретил огромных размеров ворон, деловито прогуливающийся по дорожке и охотно позирующий перед камерами. Он „проверял“ рюкзаки, пытаясь найти что-нибудь интересное для него. Мне подумалось, что рядом с мощными чародеями всегда присутствовали вороны и коты...» — так описала свои впечатления от визита одна посетительница.

Справедливо будет сказать, что усадьба интересна не только личностью ее основателя, но и архитектурой. Усадьба представляет собой совокупность построек в стиле дворцово-парковой архитектуры со штрихами европейского барокко. Парадный двор объединяет главный дом и три флигеля. Главный (жилой) дом отличается архитектурной сдержанностью: Яков Вилимович не стал выстраивать «царские хоромы», а ограничился двумя этажами. Тем не менее аристократичность и хороший вкус видны невооруженным глазом. За домом расположился парк с прудом и гротами, в нем же владелец «поселил» мраморные скульптуры, привезенные им из дипломатических путешествий. Изящный садовый павильон, больше известный под именами «Петровский домик» и «Лаборатория Брюса», возвышается над землей лишь одним этажом, но до сих пор может похвастаться сохранившимся декоративным убранством эпохи Петра. Что касается хозяйственного двора, то он претерпел значительные изменения, будучи перестроенным в конце XVIII века, и, по словам специалистов, более не представляет художественного интереса. Но по-прежнему существуют таинственные и будоражащие воображение многочисленные подземные ходы. Говорят, они не только ведут от здания к зданию, но и покидают границы усадьбы на несколько километров. Ходят толки, что эти подземелья хранят магические книги и сокровища Брюса. В настоящие дни усадьба приносит не только эстетическую пользу, выступая архитектурным наследием, но и практическую, поправляя здоровье наших сограждан: с 1948 года территорию имения занимает санаторий Монино. Ранее в одном из флигелей Глинок действовал музей Якова Брюса, теперь же, к большому сожалению, он закрыт. К счастью, по-прежнему можно побродить по дорожкам усадьбы, попытаться прочувствовать брюсовскую атмосферу. Глядишь, и тайны какие откроются...