Открывая в 1891 г. в Москве свой магазин на углу Театральной площади и Петровки, шотландцы Арчибальд Мерилиз и Эндрю Мюр даже не подозревали, что их магазин станет в России символом эпохи потребления, знаменитым ЦУМом.

Началось все с идеи основать оптовую фирму по торговле товарами самого широкого дамского спроса — шляпками, шпильками, нитками, расческами, т.е. женской галантерей, всегда пользующейся большой популярностью. Историческое решение было принято, партнеры переехали в Москву и открыли небольшой оптовый магазинчик в самом бойком и модном месте — в районе Кузнецкого моста, в Доме Хомякова. Дела шли неплохо, пока Россию в очередной раз не постиг кризис. В то время основным экспортным товаром была не нефть, а зерно, но несколько лет подряд страну преследовали неурожаи, а мировой рынок держал слишком низкие цены на «желтое золото». По традиции рубль упал в цене, и оптовая торговля перестала приносить ощутимые выгоды.

Мюр и Мерилиз были дальновидными бизнесменами и смогли обратить кризис в свою пользу. В 1891г. компания приобрела большое здание на углу Театральной площади и улицы Петровки. Задумка состояла в том, что открыть большой универсальный магазин — близнец знаменитых Le Bon Marche в Париже и Harrod\'s в Лондоне. В этом храме торговли было, где развернуться покупателю. Полки ломились от самых разных вещей, магазин поистине был универсальным — в нем продавали все предметы, необходимые для жизни, кроме продуктов. И это был первый магазин для среднего класса, где любой человек со средним достатком мог позволить себе относительно недорогие, но обязательно качественные товары.

Совсем скоро торговая марка «Мюр и Мерилиз» стала именем нарицательным, а выражение «пойти к Мюру» еще долго сохранялось в речи москвичей даже после 1917 года. Антон Павлович Чехов, проживая в Ялте, просил жену «сказать Мюру», что ему нужна барашковая шапка и фуражка. Покупать ошейник для булгаковского Шарика профессор Преображенский отправил свою горничную тоже к Мюру. «Мюр и Мерилиз», или как тогда еще писали «ММ», считался флагманским магазином страны.

Вскоре после открытие розницы в партнеры был взят еще одни бриатнец Уолтер Филипп, прослуживший управляющим универмага вплоть до революции. С его приходом торговый дом начал выпуск специального каталога, который обновлялся четыре раза в год и рассылался по всем городам и весям страны от западных границ Польши до Дальнего Востока. «Продвинутые» россияне могли заказать через каталог буквально все — от модных моделей одежды и обуви до кухонных мелочей и ковров. Предприимчивые купцы же заказывали там товары, которые затем с немалой наценкой продавали в лавках самых отдаленных уголков России. Размах торговли был огромен.

«ММ» пережил два пожара. Первый не принес большого ущерба, а второй в 1900 г. стал поворотным в судьбе лучшего московского магазина. Здание сгорело полностью, остались лишь перекрытия и руины стен. Говорят, что это пожар был настолько сильным, что даже сорвал спектакль в соседнем здании Большого театра. Убытки были гигантскими — полтора миллиона рублей.

Надо отдать должное владельцам и администрации, которые не уволили не одного служащего, а оперативно арендовали несколько помещений в паре кварталов от «ММ» и продолжили торговлю. Обдумывая, как поступить, шотландцы опять же приняли единственное верное бизнес-решение — построить новую версию «Мюра», но такую, которая сделала бы их абсолютно недосягаемыми для конкурентов и поразила москвичей. На реализацию этой идеи ушло восемь лет.

За это время Уолтер Филипп нашел средства для запуска мебельной фабрики под брендом «ММ». Она производила как отдельные предметы мебели, так и целые композиции интерьера, сделанные по эскизам известных художников и архитекторов. Предложение от «Мюра» включало, кроме мебели, и дизайнерский паркет, и обои, и переплеты книг. Услугами шотландцев даже пользовался Императорский двор. Здание фабрики дошло до наших дней и до сих пор сохранило свое профессиональное предназначение (Расторгуевский пер, д.3).

Собрав достаточно средств на строительство нового универмага, шотландцы пригласили в качестве архитектора Романа Клейна, а тот в свою очередь молодого инженера Владимира Шухова, известного создателя первой московской телебашни — на Шабаловке. Шухов предложил Клейну использовать при строительстве нового «ММ» новаторские технологии из США, которые появились при возведении небоскребов — железные конструкции и бетон. Это дало возможность уменьшить толщину стен здания и таким образом увеличить объем торговых площадей.

Само здание было выполнено в стиле неоготики и венчалось небольшим башенками. Строительные леса в течение двух лет скрывали от москвичей творение Клейна, возбуждая любопытство и слухи. На Рождество 1908 г. состоялось торжественное и яркое открытие нового универмага. Чудеса ожидали покупателей с самого начала. При входе в здание Клейн установил новинку того времени — вращающиеся двери.

На любой из семи этажей можно было попасть с помощью еще одного модного нововведения — лифта. Для людей той эпохи все эти технические новшества были также футуристичны, как для нас туризм на луну или сверхскоростные поезда. В универмаге было проведено электричество, и яркий свет электрических ламп в огромных стеклянных витринах в два этажа ярко контрастировал с газовым освещением улиц.

В магазине были организованы не только обычные примерочные, но и специальная дамская комната, где покупательницы могли примерить вечерние товары в свете газовых фонарей, чтобы понять, как они будут выглядеть на званом вечере или театральной ложе. «Мюр и Мерилиз» достиг пика своей славы.

Сюда приходили не только за покупками, но — толпы зевак, желающих поглазеть на общество и «мюровское» изобилие. К началу Первой мировой войны в универмаге насчитывалось уже более 80 отделов, и он совершенно не уступал ни в размахе ассортимента, ни в техническом оснащении своим лучшим европейский конкурентам.

В 1918 г. «Мюр и Мерилиз» был национализирован, но не закрыт. Власти понимали, что такой акт может стать причиной общественного недовольства, поэтому постарались провести «советизацию» магазина как можно мягче. Уолтер Филипп проработал управляющим практически год до января 1919. «Мюр и Мерилиз» был переименован в Универмаг № 1 «Москоммуна» и в отдан управление Комитета Народного Контроля.

На некоторое время предприятие было закрыто, но уже в 1922 г. бывший «ММ» возобновил работу в качестве центрального универмага Советской России — Мосторга. Смена имени и власти не убавила популярности. За год через него проходили около миллиона покупателей, который обслуживали 850 продавцов.

«Мосторг» считался «кузницей кадров», туда направляли работать комсомольцев и перспективную молодежь, чтобы те перенимали секреты профессии у бывших «мюрелизок». Более того, продавцы из ЦУМа активно участвовали в формировании ассортимента предприятий легкой промышленности: они собрали замечание покупателей по тем или иным товарам и передавали их непосредственно на производство, а также высказывали свои пожелания по усовершенствованию продукции.

Так уже бывший «ММ» оставался самым передовым универсальным магазином страны даже в Советском Союзе. А уже после Перестройки и перипетий 90-х ЦУМ превратился в крупнейший торговый молл первоклассных премиальных брендов. Единственно, в чем была нарушена традиция — в ЦУМе появился продуктовый отдел, магазин деликатесов «Глобус Гурме».

Также как москвичи дореволюционных времен любили «ММ», так и москвичи советские любили ЦУМ. Другой флагман торговли ГУМ считался магазином для туристов и приезжих, а вот знающие толк в московской жизни коренные жители столицы по-прежнему предпочитали Мосторг, и могут назвать его в разговоре по старинке именами двух шотландцев — «Мюр и Мерилиз».