Как бы сейчас сказали, Английский клуб в Москве являлся неформальной общественной организацией, объединявший самых видных московских дворян-мужчин, и был своеобразным «центром отдыха», закрытой для посторонних глаз (особенно женских) территорией. .

Возможно, в наше время словосочетание «английский клуб» более всего ассоциируется с клубами любителей изучения английского языка, когда как в веке 18 и 19 слова «Английский клуб» относились к абсолютно другому роду общественного установления.

Как бы сейчас сказали, Английский клуб в Москве являлся неформальной общественной организацией, объединявший самых видных московских дворян-мужчин, и был своеобразным «центром отдыха», закрытой для посторонних глаз (особенно женских) территорией. Здесь не плелись заговоры и не замышлялись планы государственного переустройства, но именно в Английском клубе формировалась светская и общественная жизнь Москвы, складывалось «мнение» о самом важном и животрепещущем на данный момент. И так практически сто пятьдесят лет.

Английский клуб был основан в 1772 г. именно англичанами, осевшими в России на государевой службе или по делам торговли. Во времена императора Павла I его закрыли, но уже в 1802 году Клуб вновь заработал вплоть до октябрьских событий 1917.

Появление Английского клуба в Москве в конце 18 века стало данью европейской моды, которая требовала открывать подобные «собрания приятных собеседников в определенных условиях». Особенностью таких мест было соблюдение формальных правил, дух товарищества и гостеприимства, который подкреплялся трапезой, выпивкой и совместным времяпрепровождением. Английский клуб в Москве объединял высший дворянский свет, самые сливки московской аристократии. Его общее количество членов составляло в разные годы от 300 до 600 человек. Попасть в ряды Клуба можно было только по рекомендации, избирали в него только раз в жизни общим голосованием, и если уж по каким-то причинам (чаще всего это было недостойное публичное поведение) члену Клуба было суждено потерять свое место, то это считалось большим общественным позором, а восстановление было невозможно. Членами Клуба могли быть исключительно мужчины, и даже прислуга и работники кухни относились к сильному полу и были обязательно холостыми.

В Английском клубе существовал свой внутренний распорядок. Там вкусно кормили за не очень большие деньги: шеф-повар клуба получал весьма высокую зарплату и был обязательно известен в кругах гурманов. В Клубе собирались, чтобы, конечно, пообщаться — обсудить самые последние новости и посплетничать, поиграть в бильярд, почитать свежую прессу. Это было единственное место в Москве, где были официально разрешены азартные игры. Также Клуб славился своей большой библиотекой, разумеется, пользоваться ей могли только члены клуба. Была специальная комната, где можно было помолчать и покурить (эту привычку не жаловали в светских гостиных). В Клубе проводили различного рода торжественные мероприятия, обычно это были обеды «в честь» или «по поводу». Подобный праздничный обед в честь князя Багратиона описывает в своем романе «Война и мир» Л.Н. Толстой: его устраивал один из старшин Клуба, отец Наташи Ростовой.

За время существования Клуба в нем побывали многие политики и известные личности своего времени. Его постоянными членами были Пушкин, Крылов, Кутузов, Толстой, Жуковский, граф Потемкин, Юсупов, Бенкендорф, Тургенев, Чаадаев, Сперанский. Вне зависимости от своего статуса, титула, государственной должности или популярности таланта, все они очень ценили свою принадлежность к лучшим из лучших и возможность общаться на равных.

За время своей деятельности Клуб сменил несколько московских адресов.

До сих пор в Москве сохранились некоторые здания, которые арендовал Московский клуб. С 1802 до 1812 он располагался в доме князей Гагариных (ныне Страстной бульвар, 15), где сейчас размещается городская больница № 24, а в ближайшем будущем планируется открытие главного Дворца бракосочетания Москвы. Гагаринский особняк был отстроен в самом конце 18 века и пережил войну 1812 года. Существует легенда, что французский писатель Стендаль, бывший интендантским офицером наполеоновской армии, останавливался вместе с сослуживцами в здании Клуба, «красивом белом четырехугольном доме» и «маленько пограбил» погреб. Усадьба сильно выгорела во время отступления французов, и потребовалось много времени для ее восстановления. Английскому клубу пришлось искать другой адрес, а дом Гагариных отошел казне. Позднее в нем открыли Екатерининскую больницу.

После 1812 года Клуб переехал в дом И.И. Бенкендорфа (сейчас Тверская пл., 6), затем в дом Муравьевых (ул. Большая Дмитровка, 11), однако, большое хозяйство Клуба и возросшее количество членов требовало дополнительного пространства. В 1831 году Клуб поселился в здании, которое стало его домом практически на все последующее столетие — в усадьбе графини Разумовской на Тверской, 21. Ныне это здание на центральной улице столицы известно как Музей Революции, или более современно — Музей политической истории России. Усадьба графини Разумовской — место с долгой родословной. Еще в 16 веке она была подарена за верную службу царю государеву дьяку М.Г. Мисюрю-Мунехину, в 17 столетии принадлежала князю Н.И. Одоевскому. С конца 18 века ею владел брат поэта Хераскова, который и начал строительство каменного дома. Тут часто проходили заседания модной в то время масонской ложи. Затем дом вновь сменил владельца и перешел к семье Разумовских, затеявших перестройку здания. Реконструкция затянулась практически на десять лет, после которой усадьба приобрела знакомый нам, современный вид: строго симметричную композицию со скруглённым парадным двором. Строгий фасад в стиле «ампир», центр с восьмью колоннами, монолитные стены с тонко прорисованной лепниной и боковые флигеля замыкаются чугунной оградой с каменными опорами, украшенными скульптурами лучших в Москве львов. Внутри здания сохранились некоторые детали исторического интерьера, а часть его была восстановлена по материалам Клуба и воспоминаниям современников: роспись в стиле «гризайль», облицовка стен искусственным мрамором, бронзовые люстры, мраморные лестницы с коваными решётками. Во время реконструкции Тверской улицы, ставшей улицей Горького, боковые флигели были вполовину укорочены, и главный корпус усадьбы оказался ближе к линии улицы. В 1922 г. здесь открылась выставка «Красная Москва», которая послужила поводом для открытия в доме в 1924 г. Государственного музея Революции СССР, который в свою очередь после 1991 г. стал музеем Политической истории России.

Свою деятельность Английский клуб возобновил в Москве в 1996 г., но сейчас это, фактически, закрытое элитное сообщество бизнесменов и политиков, которые общаются в очень узком кругу.