В этом году Ahmad Tea представляет две английские картины, в частности, фильм британского режиссера Кена Макмаллена «Организация сновидений», который был показан в рамках конкурса «Перспективы».

Музыку к фильму сочинил знаменитый английский композитор Майкл Найман, а в главной роли снялся Доминик Пиньон («Амели», «Долгая помолвка», «Железнодорожный роман», «Женщина и мужчина»). «Организация сновидений» — красивая интеллектуальная мозаика о кино, философии и культурном терроре.

Фильм рассказывает о процессе создания романа писателем, наполнен символами, цитатами из литературных произведений и научных трактатов, герои говорят на разных языках, чаще всего на английском или французском вперемежку. Среди основных тем картины — влияние кинематографа на сознание. Главная героиня Габриэлла, выдающая себя за журналистку, обращается к известным философам с просьбой рассказать о таком воздействии. Причем интервью она берет у реальных людей, например, известного французского философа Бернара Стиглера.

Режиссер фильма «Организация сновидений» Кен Макмаллен согласился дать Ahmad Tea эксклюзивное интервью за чашкой чая — побеседовать о кино, хорошем вкусе и Москве.

- Кен, что Вы, в первую очередь, хотели сказать своим фильмом «Организация сновидений»?

-  В фильме я хотел отразить динамику бессознательного, и, главным образом, равнодушие и разочарованность, которое испытывает современное поколение и культура. Я преподаю, и, в связи с этим, тесно общаюсь со студентами. Так что меня очень интересует и беспокоит это разочарование молодежи в современном искусстве. Должен сказать, множество режиссеров опирается на ту парадигму, которую я использую в этом фильме. Ко всему прочему, «Организацией сновидений» я хотел сказать, что человеческие потери — это то важное, что должно беспокоить нас всех.

-  Расскажите о создании фильма.

- Я был счастлив работать в такой потрясающей команде — мне невероятно повезло. Операторов было двое, и они очень глубоко проникают в таинство своей профессии, у каждого свои достоинства. Несмотря на крайне плотный график съемок, плохое освещение и не всегда высокую организованность, они очень качественно поработали. Никто из актеров не видел окончательного варианта сценария до начала съемок, поэтому у них была возможность импровизировать. До определенной степени у актеров была свобода делать и поступать так, как они считают нужным. Несколько людей в фильме играют самих себя. Помимо известного французского философа Бернара Стиглера, это Джордж Хохлэнд — знаменитый британский литературный агент, который работал, в частности, с Генри Миллером, и Жак Трианкур — французский продюсер.

- Как проходило сотрудничество с Майклом Найманом, написавшим музыку к «Организации сновидений»?

- Композитор Майкл Найман, как и я, живет в Лондоне, и это не первый опыт нашего сотрудничества. При создании «Организации сновидений» у нас не было большого бюджета, так что мы не могли пообещать Майклу значительного гонорара за написание партитуры. Однако его заинтересовал наш проект, и он согласился. Мы договорились, что музыка к фильму станет еще одним смысловым пластом.

- В Вашем фильме постоянно обращают на себя внимание цитаты английских и французских писателей и философов, герои говорят то на одном языке, то на другом. Расскажите о слиянии культур этих двух стран — Франции и Великобритании — в «Организации сновидений».

- Сочетание французских и английских традиций в моем фильме — довольно сложный вопрос. Во-первых, несмотря на то, что я обращался к классическому культурному наследию, в Великобритании такие фильмы как мой не считаются типичным британским кино. Во-вторых, французское кино очень сильно изменилось с эпохи новой волны, так что в этой стране мой фильм тоже не считается французским. Однако влияние французской культуры на него очень велико. В «Организации сновидений» произошло слияние элементов, традиций, понятий и идей разных, интернациональных культур. Мне хотелось показать своим фильмом, что такая вещь как культурная целостность — возможна, а такое понятие как общее культурное поле — имеет полное право на существование.

- Вы собираетесь снимать что-нибудь еще в ближайшее время? Да, я уже прорабатываю несколько идей. И вдохновляет меня сейчас, не поверите, «Преступление и наказание» Достоевского!

- А что еще, чаще всего, становится для Вас источником вдохновения?

- Искусство, наука, образование и красота!

- Как, в таком случае, Вы справляетесь с периодами творческого кризиса?

-  Я плаваю в холодной воде. Хожу на озеро, даже в декабре. Я знаю, вам, русским, сложно представить себе плавание в декабре, но в Лондоне теоретически это возможно (смеется). Творческая работа — серьезная материя, которая, в любом случае, предполагает кризисы — это ее особенность. У меня много творческой энергии, но иногда приходится и плавать, чтобы очистить сознание.

- Какой комментарий по поводу любого из Ваших фильмов был самым неожиданным?

 -Самое удивительное, что людям вообще нравятся мои фильмы (смеется). А если серьезно, один человек как-то сказал следующее: «Смотреть Ваш фильм — все равно, что спуститься в метро в центре Лондона, отправиться куда-нибудь, где ты никогда не был, а потом никогда не захотеть туда вернуться». Вот так.

-  Какое влияние на вкус кинолюбителей, на Ваш взгляд, оказывает Московский Международный КиноФестиваль, и другие подобные ему события?

-  Фестивали вообще, и ММКФ, в частности, играют очень важную роль в воспитании хорошего вкуса. В первую очередь, они дают возможность зрителю посмотреть огромное количество хороших интеллектуальных фильмов, созданных не ради коммерческого успеха. Дело в том, что когда фильм создается только ради денег, вопрос его привлекательности для аудитории становится самым важным. И для крупных кинодистрибьюторов во всех странах именно вопрос кассовых сборов становится первоочередным. Но миллионы людей во Франции, Великобритании, России хотят увидеть и материал другого рода. Так вот кинофестивали являются своеобразной платформой для исполнения этого желания. Я уверен, что фестивали, подобные этому, оказывают огромное влияние на формирование общемировой культуры.

- Раз уж мы заговорили о хорошем вкусе, попробуйте дать краткое определение этому понятию.

-  Хороший вкус должен побуждать к действию, выражать твое внутреннее состояние и открывать новые горизонты. В то же время, хороший вкус не обязательно должен соответствовать общепринятым нормам, быть подражанием чьему-то стилю. Кстати, у молодых людей в последнее время наблюдается поразительно хороший вкус. А некоторые из нас страдают дурновкусием — и посмотрите, в качестве примера, на мои кроссовки (смеется)!

- Ahmad Tea обладает безупречным вкусом, не правда ли? Кстати, как Вы считаете, люди, которые пьют кофе, отличаются от тех, кто предпочитает чай?

- Про вкус — согласен. И, конечно, мы, те, кто пьют чай, особенно Ahmad Tea — это люди высшего класса. К любителям кофе, я тоже неплохо отношусь, но все-таки они другие (смеется).

- А можно ли воспитать хороший вкус или с ним нужно родиться? Это, пожалуй, самый глубокий вопрос века. Хороший вкус связан с массой вещей — с судьбой, генами, передачей опыта и условиями среды. Я считаю, что хороший вкус можно и нужно воспитывать. Главное в этом деле — образование и первые личные опыты столкновения с хорошим вкусом в дизайне, политике, экономике, культуре. Родители и окружающая среда тоже играют важнейшую роль в воспитании вкуса. Кстати, даже если вы родились с хорошим вкусом, его можно испортить, если не поддерживать должным образом. Хороший вкус — это принятие или неприятие чего-либо. Например, сегодня во время поездки по Москве я видел много невест в свадебных платьях, и я не могу сказать, что эти платья нравятся мне, они меня пугают (смеется).

- Кстати, о Москве. Вы уже были здесь в 1980-х годах. Как, на Ваш взгляд, изменилась столица за это время?

- Изменения в Москве произошли поразительные! Когда я был здесь в 80-х, я познакомился с большим количеством выдающихся людей — с писателями, журналистами. Я был в восторге от своей поездки. Несмотря на то, что экономическая ситуация в СССР тогда была невероятно сложной. Зато сейчас Россия вершит великие дела. На этот раз я также познакомился с интересными людьми, и все они такие молодые, деятельные. Россия всегда впечатляла и продолжает впечатлять своей глубокой интеллектуальностью в литературе, музыке — в огромном количестве областей. Сейчас здесь многое меняется, появляется новая культура, наблюдается взаимосвязь с культурами других стран, и это очень продуктивно.

Ольга Чередниченко